NecCMS 05-05-17.01
Хостинг в Украине
Vita mortuorum in memoria est posita vivorum
Главная » ... » г. Сумы » » Захоронение G349 » » Костенко Александр

Костенко Александр    Захоронение G349 | г. Сумы

N244
Дата рождения14.09.1975 Полмуж.
Дата смерти †08.05.2015 Первичн. влад.
звание, чинпротоиерей (бел. дух.)
род занятийсвященнослужитель
почётн. зван.


На 39-м году ушёл из жизни настоятель храма Воздвижения Креста Господня и Неопалимой Купины протоиерей Александр Костенко. Ему стало плохо вечером 8 мая 2015 года, когда он с сыном возвращался домой. Отец Александр скончался ещё до приезда «скорой». У покойного осталась жена и двое детей (8 лет и 2 года).

Он стал настоятелем этого храма 13 лет назад. Больше десяти лет богослужения проводились в вагончике. И только в прошлом году на Пасху первая Божественная литургия была совершена в новопостроенном храме.

10 мая 2015 года архиепископ Сумский и Ахтырский Евлогий совершил заупокойную Божественную литургию в этом храме, после чего почившего настоятеля отпели. Его похоронили у южного края заалтарной части храма, строительству которого он посвятил последние годы жизни.

Отец Александр говорил: «Люди часто не задумываются о том, что они собирают в этой жизни в основном материальные блага, забывая о духовных. И когда человек уходит в мир иной, за него порой некому даже молиться. А когда люди ходят в церковь, помогают в строительстве храма, то они фактически собирают для себя сонм этих молитвенников. И каждый день Церковь молится за таких прихожан. Эти молитвы будут возноситься к престолу Божию до тех пор, пока святые храмы будут стоять на земле». Присоединимся и мы к молитве об упокоении души новопреставленного протоиерея Александра Костенко.

Слово архиепископа Сумского и Ахтырского Евлогия
на похоронах новопреставленного протоиерея Александра Костенко
10 мая 2015 года

Какая глубокая истина заключается в этом церковном богослужебном тексте. Я лежу, то есть моё тело лежит, а я в ином мире нахожусь. Тело лежит, руки-ноги связаны. Глаза мои не могут взирать на находящихся в храме, нос не слышит благовония кадила, но любовь, она никогда не умерщвляется. Тем же, возлюбленные мои друзья, я молю вас сейчас: «Помяните меня пред Господом, что бы я обрёл у него великую и богатую милостыню».

Смерть — это разлучение души от тела. Каждый раз, когда мы сталкиваемся с таинством смерти, в нашей жизни, в особенности, если это умирает близкий родной наш человек, особые эмоции, особые чувства переживает наша душа. Как бы обостряется вот это осознание кратковременности нашего земного бытия, а, в особенности, когда умирает человек молодой. И вот тогда возникает вдруг множество вопросов: «Почему сейчас, а не позже», «Почему так, а не иначе», «Почему ныне, а не в другое время» и множество других «Почему». Все эти вопросы являются, не чем иным, как свидетельством протеста нашей души против неестественного, но ставшего обыденным, фактом нашей жизни, свидетельством протеста против смерти. И, действительно, наш протест — это справедливый протест.

Священное Писание говорит, что смерти Бог не сотворил. Смерть вошла в природу человеческую вследствие греха первородного. Но для нас христиан, хотя это и скорбь по-человечески, ведь и Христос, узнав о смерти друга Лазаря, прослезился, он допустил эту печаль, эту скорбь нашей человеческой природе. А этой временной разлуке к своей человеческой природе, что бы показать, что эта скорбь естественна для нас, но эта скорбь есть, не что иное, дорогие мои, как основание. Мы верим, для верующих во Христа той великой радости, которой Он уготовал всем любящим Его. Люди продолжают умирать и после воскресения Христово. Но, дорогие мои, хотя эта смерть, как и любая смерть, похожа на смерть людей и до воскресения Христа, до Его искупительного подвига, однако Христос изменил сам смысл смерти, сам характер смерти.

Если до Христа смерть — это фатальная неизбежность, а для неверующих людей, как писал Фёдор Михайлович Достоевский «Смерть страшна, она подобна тёмной чёрной бане с пауками» — так писал Достоевский. То для христиан — это не тёмная баня с пауками, это не фатальная неизбежность, это не страх и ужас, когда кусают локти на могиле родного и близкого человека. А смерть, благодаря искупительному подвигу Христа-спасителя, его Воскресению, победе над смертью, имеет новый смысл. Теперь смерть — это начало преображения человеческого естества к нетлению. И тело уходит в землю. Оно, как бы расплавляется на составные элементы, из которых создано это тело, из земли. Ведь Бог создал тело — оно распадается на эти составные элементы. Бог как бы через землю переплавляет вот эту землю, землю тела нашего, для того, что бы, благодаря силе Воскресения Христа, оно восстало к новой жизни в момент всеобщего воскресения мёртвых.

Сейчас у нас не принято, но древнерусский чин погребения священнослужителей, то, что сохранилось сегодня у старообрядцев, он подразумевает, и прямо указывает, этот богослужебный чин, при погребении священника читать паренью пророка Иезекииля. То, что мы читаем в Великую субботу после обнесения плащаницы вокруг храма. Где Бог спрашивает Изекииля, указывая на великое множество костей народа Израиля, он спрашивает: «Оживут ли кости сия?» у пророка. Иезекииль не знает, что сказать, и он говорит: «Ты знаешь, Господи».

И тогда он в видении созерцает, как кость собирается, как кость состав к составу, как это всё облекается плотью. Ему в ведении было образно это показано. И вот, казалось бы, всё это мёртвое, истлевшее вдруг силой Божьей воссозидается, и он видит новый дом, дом народа божьего, и нет больше смерти, ибо освободил нас, спас от смерти Христос. Освобождает нас Господь, говорит «Зерно, если упавшее в землю, не умрёт, не принесёт плода». Он говорил о себе. Он должен умереть, Христос, чтобы дать жизнь. И мы с вами сеем какие-то зёрна, какие-то семена, и вот с ними происходит в земле некий распад. Это зерно как бы умирает в земле, но вдруг, из этого казалось бы, истлевшего зерна, вдруг является малый росток, росток новой жизни. И вот, наши тела уходят в землю в момент смерти, подобно этому семени, для того чтобы истлеть и явится в новой силе, в новой жизни, благодаря Христу.

И потому священнослужители одеваются в момент погребения мёртвых, даже если это Великий пост, в белые одежды, потому что в этой смерти христианина начало его преображения к нетлению, к новой жизни, благодаря нашему Господу, совершившему наше спасение. И вот, в этих словах Христа-спасителя о новой жизни, которая является нам через его искупительный подвиг, мы находим с вами величайшее утешение для нас. И смерть — это не ужас для христианина, и мы не кусаем локти на дорогой нам могиле, а подходя к этой могиле, мы всегда можем сказать: «Христос воскресе». И услышать в душе своей: «Во истину, воскресе». И на небе этот христианин, наш собрат, наш друг, наш отец, муж ответят нам: «Во истину, воскресе». Блаженны, умирающие о Господе.

Смерть в Новом завете является не только как некая скорбь для живущих во Христе и со Христом, это даже некое желаемое событие. Ведь каждый раз, сколько человек бы не прожил, большинство из нас скажет: «Хотелось бы ещё прожить, ведь я не начал ещё покаяния, ведь я ещё ничего не сделал для спасения своей души». А с другой стороны апостол Павел говорит, что я хочу разрешиться от этого бренного тела и со Христом быть. Дорогие мои, благодаря подвигу Христа, вот эта смерть как один из этапов жизни. Это не конец бытия. Это один из этапов нашего бытия. Очень ответственный и очень важный.

Медицина говорит, что рождение человека в наш земной мир, рождение младенца, выход младенца из утробы матери очень напоминает саму смерть. И младенец, как бы переносит примерно эту же ситуацию смерти, подобно человеку, умирающему здесь для земной жизни, для земных условий отношений. Вот эта смерть, подобно выходу младенца из ложа матери, для верующих во Христа. Благодаря Христу, смерть становится источником радости. Ибо он во Христе сейчас, он за Христом сейчас. Потому что Христос совершил наше спасение ради нас, и, не смотря на наши немощи, наши отпадения, Господь всегда будет целовать устремление нашей души. Мы делаем, что можем. Мы идём и падаем. Но Бог видит, что страдаем за свой грех, мы переживаем за него, мы хотим исправиться. И Господь поцелует это намерение, облобызает его. Ведь мы — его дети. И примет в Своё Небесное царство всякого, кто уверовал во Христа, кто стремился жить с Ним.

В сегодняшний день, когда мы погребаем отца Александра, разные чувства переполняют нас. Первая весть о его смерти была неожиданной. Тяжело было в это поверить — молодой совсем человек. Если бы это был девяностолетний старик, больной, немощный — его смерть была бы ожидаемой. Но в любом случае смерть любого человека является всегда неожиданной. Но, а здесь, в этом году, исполнилось бы отцу-настоятелю в сентябре сорок лет. И в этом году мы отметили бы пятнадцатилетие его служения Церкви Божией в священном сане. Но я уверен, что он свой юбилей отметит со Христом. Но, а здесь, мы со Христом и с Ним отметим этот юбилей.

Мы видим что тяжело ему приходилось совершать здесь своё служение, в этом душном вагончике. Но как он говорил, Господь не оставлял его. Потому что, когда мы идём работать к Господу, сначала мы должны потерпеть, поплакать, помолиться, что бы реально ощутить божественную помощь. Он это делал, как и положено. А потом Господь являет свою милость. Вдруг появляются люди, появляются благотворители: и вот, созидается постепенно, Дом Божий.

Я вспоминаю в тот год, когда я прибыл на кафедру. Здесь были определённые трудности. Отцу Александру удалось эти трудности все преодолеть. Потом появились добрые люди, начало продолжаться строительство. Затем закладной камень мы освятили в этом храме. В прошлом году я совершил здесь первую божественную литургию, в этом Святом храме. Освятил его малым освящением, этот Святой храм Божий.

Но, вот, Господь определил ему теперь другое служение, равное ангелам. И уже не просто в поштукатуренном храме без росписи, а в Небесном Иерусалиме, в том Небесном храме Господь принимает его в свои объятия.

И мы все с вами ещё идём к этому пути, пути смерти. У кого-то сегодня наступит этот переход, у кого-то завтра. Кто-то ещё год, а может десятилетие, а может несколько десятилетий проживёт. Но все мы пройдём вот через эту домовину, все мы пройдём через это: и великий, и малый; и президент, и нищий; и патриарх, и мирянин. Все мы пройдём через это. И сегодняшний горб должен служить для нас назиданием. Нет, во-первых, неотвратимости часа смерти. И нет никакого, дорогие мои, для нас христиан, ужаса в слове неотвратимости смерти. Библия ещё в Ветхом Завете говорила: «Помни последняя твоя, и ты во век не согрешишь».

Память смерти — это не память какого-то ужаса. Память смерти, она помогает человеку сохранить себя и от греха, и для новой жизни во Христе. Помни последнее твоё — ты во век не согрешишь. И для нас важен сегодня этот урок, который не молчно сегодня, а вернее в молчании, хотя и не молчно, преподаёт нам почивший. Несмотря на скорбь, которую переживают сегодня матушка, дети, родители покойного. Я думаю, что Христос является утешением вашим, и Христос вас не оставит. И отец Александр будет заботится о вас и в той жизни. Как и апостол Пётр говорил перед своей смертью, что и запечатлено в его Послании: «Я, когда отойду в иной мир, я от туда буду заботиться о вас». Очень важные слова. Что и от туда праведники могут проявлять заботу о нас, живущих на земле.

Хочу выразить свои соболезнования. Примите мою так же человеческую скорбь, дорогие сродники, дорогие и собратья пастыри, в отношении почившего отца Александра, который скоропостижно, внезапно преставился. Но мы верим, что именно, преставился. Мы чувствуем это, потому что Христос своих оберегает и хранит. И он сейчас в иной реальности, в ином мире.

И вот эта стихира, обращённая церковью от лица почившего, к нам, призывает нас вознести молитву. Он нуждается в молитве. Потому что душа, которая покинула тело, в любом случае, она испытывает некое новое состояние, некий трепет, некое переживание. Как и мы, представьте себе, переехав на новое место жительства, мы тоже волнуемся и переживаем. Вот, примерно, испытывает это душа то же самое. И как приятно, когда при переезде на новое место жительства, с нами есть люди, которые меня знают, которые меня любят, которые жили со мной в том городе, из которого я выехал. Они и сейчас со мной. И они утешают, и говорят: «Всё будет хорошо». Бог поможет.

Сегодня он нуждается в нашем подкреплении, в этой молитве. И он обращается к нам: «Помяните меня». И сейчас чин погребения священнослужителей мы совершим — это чин, не что иное, как молитва. Молитва об упокоении новопреставленного. И любая молитва об упокоении, дорогие мои, это есть всегда единение наше с теми, за кого мы молимся. Вот, это мы с вами, всегда должны знать. Если тебя тяготит скорбь о почившем — помолись, Псалтырь почитай. И тогда скорбь твоя уменьшится.

Я желаю, что бы Господь утешил сегодня и сродников, и духовных сродников, и сродников по плоти в этой скорби. Сам Христос, да будет вашим, и нашим утешением. Да упокоит Господь вселение праведное верного своего раба протоиерея Александра, простит ему всякое прегрешение свойственное любому человеку, и дарует причастие Пасхи Божественной, своего Небесного Царствия.

Аминь.

Прожито лет:40
RSS
Поделиться