NecCMS 05-05-17.01
Хостинг в Украине
Vita mortuorum in memoria est posita vivorum
Главная » Документы » Статьи » Некрополистика » «Наше отношение к кладбищенским памятникам…»
В двух словах
Приходченко Александр
2010-12-25

«Наше отношение к кладбищенским памятникам…»

A8

«Наше отношение к кладбищенским памятникам —
это история варварства»

Сумский краевед Виктор Токарев. 23.08.2014

Эпиграфом к этому интервью вполне могли бы стать слова, взятые в этом же качестве поэтом Расулом Гамзатовым к его книге «Мой Дагестан»: «Если ты выстрелишь в прошлое из пистолета, будущее выстрелит в тебя из пушки». Мой собеседник — Виктор Токарев, сумской краевед, уже более 10 лет по крупицам собирающий сведения о захоронениях на старых кладбищах Сум.

Его увлекательный экскурс в прошлое областного центра начинается с ответа на наш вопрос об одном из самых загадочных памятников — надгробии в виде пирамиды, сохранившемся на Центральном кладбище города.

— Действительно, на Центральном кладбище есть усыпальница в виде египетской пирамиды высотой 8 м и стороной квадрата 7 м. Что было на вершине — неизвестно (сегодня она срезана), и уже невозможно сказать, каким был первозданный вид пирамиды и что было внутри — там всё разрыто, разбито, разграблено. Осталось лишь едва заметное углубление, ниша — может быть, для гробов, а может, для венков или ваз. Скорее всего, там были похоронены два человека из богатого сословия, и они каким-то образом были связаны с Египтом. Создатели гробницы, видимо, знали строительные секреты древних египтян. К примеру, кирпич, как и в египетских пирамидах, клался обычным способом, потом срезался, после чего на него наносилось покрытие, выполненное в технике энкаустики (на основе воска, смол, масел, пигментов), которое придавало пирамидам блеск и на протяжении веков предохраняло их от атмосферного воздействия. Так вот, человек или люди, захороненные в пирамиде, видимо, были отлучены от церкви (может быть, это самоубийцы), потому что пирамида находилась за пределами бывшего кладбища (сегодня это тыльная его сторона, перед Кировским гаражным кооперативом).

— Известно ли о том, когда она была построена?

— Судя по характеру кирпича (я ещё увлекаюсь собиранием сумских кирпичей с клеймами), это примерно 1870—1875 гг. Кстати, на том месте находился крупнейший в Сумах кирпичный завод Григория Зубченко, и впадина, в которой сегодня построены гаражи — это бывший глиняный карьер, из которого брали сырьё для кирпичного производства.

— А какова вообще история сумских кладбищ?

— Первое городское кладбище, которое является ровесником нашего города (ещё окружённого дубовым частоколом), находилось внутри городских оборонительных укреплений на нынешней Соборной улице, слева от Спасо-Преображёнского собора — там, где сейчас построено здание епархии. Я видел, как строители разрывали это место. Там были хорошо видны четыре слоя захоронений. Всё это — черепа, кости, фрагменты гробов и крестов — было вывезено на мусорный полигон как строительный мусор.

Когда первое кладбище переполнилось, открыли второе городское захоронение — на месте нынешней Альтанки и памятника И. Харитоненко. Позже, когда исчезла опасность нападения кочевников, оборонительные укрепления разобрали, засыпали ров по нынешней улице Перекопской, соединяющий реки Псёл и Стрелку, и вынесли кладбище далеко (по представлениям того времени) за пределы города. Таким образом, нынешнее Центральное кладбище — третье по счёту. Лучанское и Засумское появились чуть позже.

— Главной достопримечательностью старых кладбищ являются сохранившиеся памятники?

— Да, несомненно. Но наше отношение к кладбищенским памятникам — это история варварства. Дело в том, что за весь послереволюционный период (а это почти 100 лет!) государство так и не взяло под свою опеку и защиту сумские кладбища с их бесценными надгробиями и уникальными скульптурными ансамблями. С разрешения властей многие памятники вывозились на другие кладбища и даже в другие города, а освободившиеся места продавались. Например, на территории нынешнего военного городка стоит старинный памятник с городского кладбища, изготовленный в Москве. Такой же стоит на кладбище в Тимирязевке. Причём первоначальные надписи на них так иссечены, что прочесть их уже невозможно. Однажды мне помог иней — он осел так удачно, что мне таки удалось прочесть надпись. Но зачастую старые надписи закрываются металлическими табличками, и такие памятники, увы, утрачивают своё историческое значение. Иногда памятники разворачивают обратной стороной и высекают на фасаде новую надпись. У нас есть один такой памятник с высеченной на нём палитрой и кистями — видимо, там был похоронен художник, но на фасаде прикреплена табличка с именем какого-то деятеля коммунистической эпохи. Такая «приватизация» старых надгробий продолжается и до сегодняшнего дня.

— А у Центрального городского кладбища есть «конфессиональное» лицо?

— Да, оно разбито на четыре части: православную (самую большую), католическую, иудейскую и караимскую. Еврейское кладбище и сейчас неплохо сохранилось — сбереглись даже надписи на иврите. Правда, они изобилуют множеством сокращений, так что прочесть их весьма непросто. Очень интересны караимские памятники дореволюционной эпохи с характерным шаром наверху, из которых уцелели только три. Вплоть до 1917 года в Сумах проживало около 20 семей караимов. Это были очень трудолюбивые, непьющие и зажиточные люди. Имели собственные магазины, жили добротно, были заядлыми театралами — спонсировали, как сказали бы сейчас, театр Дмитрия Корепанова (располагался в здании нынешнего ТЮЗа) и даже играли на сцене в массовках. Самый известный из караимов — Илья Эфраимович Туршу, умерший в 1909 году — был владельцем Сумской табачной фабрики. У него были здесь табачные плантации, он участвовал в ежегодных сельскохозяйственных выставках.

— Давайте вернёмся к памятникам. Откуда в Сумах, которые были всего лишь уездным городом, такие роскошные надгробия — настоящие произведения искусства?

— Памятники привозились в Сумы из разных городов Российской империи: Харькова, Кременчуга, Москвы, Санкт-Петербурга, Киева, Одессы. Кстати, все харьковские памятники изготавливались итальянцами. Сохранились их имена, высеченные на могильных плитах: Аббиати, Катто, Натали, Риццолатти, Соммавилла. А памятник из белого мрамора на могиле дочери Харитоненко Зинаиды («Ангел с ребёнком») был куплен Павлом Ивановичем и Верой Андреевной в Париже на Всемирной промышленной выставке в 1900 году. Его автор — французский скульптор Аристид Круази, чьи работы сегодня украшают сады Пале-Рояля, Лувр, Парижскую мэрию и другие места столицы Франции. Рядом с «ангелом Зинаиды» — скульптура распятого Христа. Это надгробие Павел Харитоненко позже заказал у того же автора для могилы своего отца — Ивана Герасимовича Харитоненко. Однако есть предположение, что фигуру Христа выполнил известный русский скульптор Марк Антокольский — в его переписке с К. С. Станиславским есть упоминание об этой работе: в одном из писем скульптор пишет, что работает над статуей Христа в византийском стиле.

Зато все металлические изделия — кованые ажурные ограды, литые элементы надгробий — делались местными умельцами. В Сумах был и свой резчик по камню — И. Ф. Сляма (полного его имени мы не знаем — сохранились только инициалы), мастерская которого находилась по нынешней улице Воскресенской, за почтамтом — там, где сейчас построено здание центрального офиса ВТБ Банка. Кстати, служащие учреждений, расположенных поблизости, жаловались, что своим постоянным стуком Сляма мешает им работать.

Дореволюционную эпоху мы почему-то часто представляем как суровое время бесконечных социальных потрясений, войн и революций. На самом деле она была и другой — упорядоченной, культурной. Мало кто сегодня знает о том, что уже в то время развивался туризм, и о том, что по территории Сумского уезда пролегало множество туристских маршрутов. Один из них, № 10, начинался в Харькове, проходил через Сумы, Шпилёвку, чеховские места с заходом на городское кладбище и включал осмотр там «высокохудожественных памятников» («Маршрут № 10»). Из Харькова туристы ехали на поезде, а здесь пересаживались на лошадей, жили в гостиницах, которых в Сумах было довольно много и в них всегда были свободные места.

Без сомнения, городское кладбище было одним из излюбленных мест отдыха горожан — тихим и безопасным. У меня сохранилась записка, датируемая 1912 годом, в которой одна барышня приглашает на прогулку свою подружку: «Шурятина! Сегодня не позже 8 ч. будь у нас — пойдём бродить — если успеем на гор. кладбище, а то — просто в город. парк. Настя» («Пойдём бродить на кладбище»).

— Обращает ли внимание на наши кладбища нынешняя власть?

— Сумские кладбища — это культурные комплексы, являющиеся народным достоянием. Но ни одна власть после 1917 года не относилась к ним как к таковым. И нынешняя — не исключение. Ни управление культуры, ни местный краеведческий музей не интересуются этой темой. Кстати, у меня есть исторический документ — протокол заседания Сумского исполкома за 1956 год. Точнее, это «Инвентаризационная ведомость бесхозных памятников, крестов, оград и надгробий». Обратите внимание на слово «бесхозных». Как и полвека тому назад, они и сейчас остаются бесхозными. В той ведомости значились 460 объектов, сегодня их осталось около 200…

Кладбища подвергаются регулярным набегам вандалов, уничтожающих первичные надписи на могилах. Надгробные плиты разворовываются, выносятся за пределы кладбища. Например, на улице Зои Космодемьянской, метрах в 150 от кладбища, уже много лет лежит такая плита. Она уже наполовину вросла в землю, но этого никто не видит, и никому до неё нет дела… («Я тоже была, прохожий!..»)

Виктор Фёдорович с грустью листает свои тетради, подшивки старых газет и ксерокопии фотографий с изображением кладбищенских памятников (частью уже исчезнувших) — православных, иудейских, католических и даже магометанских. Слушая его, невольно вспоминаются слова знаменитого российского филолога, академика Дмитрия Лихачёва, утверждавшего, что «прошлое — это проект будущего». Каким же будет оно, это наше будущее, если мы настолько безразлично и по-варварски относимся к своему прошлому?

Комментарии

Влад
01.07.2013 12:02
Кстати, там есть могилы с памятниками с Шпилёвского песчаника
Павел
18.09.2011 23:30
«… французский скульптор Аристид Круази, чьи работы сегодня украшают сады Пале-Рояля, Лувр, Парижскую мэрию и другие места столицы Франции» — эта неточная и уже порядком «избитая» фраза кочует из одного печатного издания в другое. В Пале-Рояле, к сожалению, нет работ Круази.
Павел
18.09.2011 23:20
«Однако есть предположение, что фигуру Христа выполнил известный русский скульптор Марк Антокольский — в его переписке с К. С. Станиславским есть упоминание об этой работе: в одном из писем скульптор пишет, что работает над статуей Христа в византийском стиле» — В. Ф. Токарев сказал мне, что он не говорил такую чушь корреспонденту — тот, вероятно, всё перепутал. Автором «Голгофы», бесспорно, является А. Круази.
Юрий
27.06.2011 06:12
А Вы в курсе, что под пирамидой есть подвал, я в детстве видел вход со стороны противоположной входу в пирамиду.
Евгений
28.07.2012 11:42
Соглашусь. Я тоже в детстве бродил и видел тоже дверь (наверное, подвал).
SABOVLAD
17.04.2011 16:51
Статью прочёл с огромным интересом. Спасибо.
Ирина
30.03.2011 15:57
Спасибо! Было очень интересно. Особенно про туристические маршруты. Кто бы мог подумать. В школе на уроках истории надо о своём родном городе детям побольше рассказывать. Тогда уважать его станут.
Герман
22.01.2011 11:33
Спасибо за интересную информацию! Вышел на эту статью, разыскивая в «Гугле» сведения о людях по фамилии Катто. Жил такой гражданин в Харькове, владелец трёх домов по улице Кацарской. Сбежал с белыми в конце 1919-го. В списке вещей, изъятых в его квартире ревкомовцами — множество изделий из мрамора. Теперь понимаю, откуда… Низкий поклон Виктору Токареву и удачи ему в исследованиях!
RSS
Поделиться