NecCMS 05-05-17.01
Хостинг в Украине
Vita mortuorum in memoria est posita vivorum
Главная » Документы » Статьи » Краеведение » Виктор Токарев: коллекционер и краевед
Ваш шанс
Старосельский Владимир
2014-01-22

Виктор Токарев: коллекционер и краевед

A14

Найденный во дворе кирпич дал толчок к изучению истории Сум. Коллекционерами становятся по-разному. Одни получают коллекцию по наследству. Другие случайно находят или получают в подарок старинную монету или фарфоровую статуэтку, а потом начинают покупать подобные предметы.

Третьи же становятся коллекционерами по велению сердца, собирателями по призванию. Они посвящают этому делу всё своё время, отдают все душевные силы, а иногда и последние деньги. Такие люди не позволяют нам забыть историю города, в котором мы живём.

С одним из них — коллекционером с почти 50-летним стажем Виктором Токаревым — мы и поговорили.

— Виктор Фёдорович, расскажите, пожалуйста, с чего началось ваше увлечение.

— Коллекционировать я начал с 1965 года, когда приехал в Сумы в командировку. Мы строили здесь телефонную станцию. До этого, чтобы позвонить абоненту, нужно было набрать «барышню», которая соединит вас с нужным номером. Тогда же я и познакомился со своей будущей женой. После свадьбы мы стали жить у её родителей. И вот однажды во дворе дома я нашёл дореволюционный клеймёный кирпич с буквами «КН». Меня заинтересовала надпись. В общем, с тех пор и началось моё коллекционирование и изучение истории Сум. Позже я узнал, что этот кирпич был произведён на кирпичном заводе Кирилла Наседкина. Кстати, сейчас в моей коллекции более 200 разнообразных кирпичей, изготовленных на сумских заводах.

А в детстве, если это можно считать коллекционированием, я собирал альчики (кости коленных суставов овец — Старосельский В.), которыми мы играли в игру, похожую на русскую национальную в «бабки». Я родился и жил до 11 лет в Астрахани, среди татарских детишек, где игра в альчики была любимым занятием. А когда началась война, стал собирать осколки от разорвавшихся снарядов. Так как Астрахань располагается в дельте Волги и имела во время ВОВ стратегическое значение (там проходили потоки нефти), немцы её часто бомбили, особенно мост, построенный через несколько рек. К счастью, ни один из снарядов по мосту не попал, так как его защищали наши зенитки. После артобстрелов мы, детвора, выбирались из убежищ и бежали искать осколки, которые тащили домой.

Позже мы переехали на Кубань, куда я прихватил свои альчики, но там об этой игре никто не знал. На том моё коллекционирование тогда и закончилось.

— Что ещё, кроме кирпичей, есть в вашей коллекции?

— Чуть позже я начал собирать монеты и марки, а также всё, что связано с историей нашего города. Это и дореволюционные открытки, на которых запечатлены Сумы (таких в моей коллекции более двухсот), и марки, и конверты. В своё время интересовался историей Центрального городского кладбища. У меня есть полный список старинных могил — кто захоронен, в каком году. Даже составил карту, где указаны все дореволюционные могилы.

Чтобы заниматься коллекционированием на должном уровне, нужна была специальная литература, которую найти в Сумах в то время было практически невозможно. И вот однажды я купил у одного из сумских коллекционеров два адреса заграничных филателистических обществ, австрийского (здесь ошибка: австралийского — admin) и германского. Я написал туда письма с просьбой прислать литературу по филателии и нумизматике. Ответов я так и не дождался, а вместо книг получил повестку в КГБ. Там мне пригрозили, что за связь с заграницей я могу получить года два, плюс пострадают родные. Больше писем в иностранные общества я не писал. В то время меня часто посылали в командировки в Киев, Москву, Ленинград, и там я мог уже спокойно покупать интересующую меня литературу.

— Известно, что коллекционирование — удовольствие не из дешёвых. Где брали деньги на любимое занятие?

— Я работал инженером и всю зарплату отдавал жене. А вот премию, которая ежемесячно колебалась от 20 до 50 руб., я тратил исключительно на покупку чего-нибудь для коллекции. Позже и само коллекционирование стало приносить доход. Я много ездил по городам бывшего Союза, и мне удавалось купить какую-то вещь, например марку или монету, дешевле, чем она стоила в то время в Сумах. Я не пил, не курил, а это во все времена большая статья расходов. Вместо пачки сигарет, которая в то время стоила копеек 30—40, я мог купить старинную открытку.

— А где вы узнавали об истории Сум?

— В то время многие советские люди сдавали кровь, не был исключением и я. Донорам за сданную кровь полагались отгулы, которые в основном я проводил в архивах. К сожалению, дореволюционный архив нашего города погиб уже в 50-е годы. Историю его утери мне рассказал коллекционер Иван Шевченко, которому из огня удалось спасти несколько книг. Кстати, у него была очень большая коллекция канделябров, подсвечников, люстр и других старинных вещей. Он ездил по сёлам и когда узнавал, что кто-то умер, предлагал сделать гроб, а за это с ним расплачивались антиквариатом. Вся его коллекция пошла прахом, после смерти его сыновья её пропили…

Во время войны сумской архив был подготовлен к вывозу в Германию, но немцы почему-то не успели его вывезти. И он оказался на чердаке одного из домов на ул. Роменской. В 50-е годы дом был продан, и уже новый хозяин обнаружил мешки со свастикой, в которых были упакованы какие-то бумаги. Интереса к ним никто не проявил, в результате вся история со времён основания Сум сгорела. Позже в местный архив начали передавать материалы о нашем городе из Харькова, Полтавы, Курска, Чернигова и др.

— Были ли случаи, когда вам или вашим знакомым попадались подделки?

— До 90-х подделок практически не было. А вот с началом развала Союза подделки были поставлены на поток. Однажды попался и я. Это было в 1993 году, я тогда у цыган купил пять царских золотых червонцев по 70 долларов за штуку. Как позже оказалось, они все были фальшивыми, хотя и изготовлены из золота, правда, вместо 900-й пробы там была 500-я.

— Какие ещё у вас есть вещи, связанные с нашим городом?

— Собираю страховые таблички разных городов, которые висели на дореволюционных домах. Есть и одна сумская табличка. До 1917 г. все дома был застрахованы, и на них вешали металлические таблички, где писали название страховой компании и год. Имеется и окурок папиросы фабрики «Туршу». Знаю я и все оставшиеся сумские дома, на которых указана дата их постройки.

— Вы коллекционер с уже почти полувековым стажем, что за это время больше всего удивило?

— Уже в конце 90-х я был в Москве, где познакомился с исследователем и журналистом, который работал в журнале «Советский коллекционер». Приезжаем к нему на квартиру, а там в шкафах невероятное количество дореволюционных открыток. Нашёл он для меня и сумские. Я ему говорю, что могу рассчитаться за товар царской золотой пятёркой. Он посмотрел на меня и переспросил: «Пятёрочкой?» А затем по очереди выдвигает ящики из столов — сначала один, где куча золотых пятёрок, затем второй, там десятки, и третий, где были семь с полтиной и пятнадцатки. Пришлось заплатить рублями. (Улыбается.)

— Что для вас коллекционирование?

— Просто увлечение, связанное с изучением истории города, который стал мне дорогим и родным. У меня, например, есть брошюра, посвящённая биографии нашего мецената Ивана Харитоненко, выпущенная вскоре после его смерти. Так вот, давали бы мне за неё сейчас миллион — я её не продал бы ни за что.

— Были ли вещи, которые вы не купили по незнанию или за неимением денег?

— Да, были, и не раз. Меня познакомили с одной женщиной, дворянкой, на улице её звали Графиня, кое-что я у неё тогда приобрёл. Предлагала она мне и книги на французском. Я говорю: «Зачем они мне, я и по-немецки плохо понимаю, хотя его и изучал». Их ценность я понял позже. На многих книгах были автографы известных деятелей культуры и искусства Западной Европы XVIII века. Ещё одна женщина предлагала купить браслет из золотых монет. По тем временам она хотела за них 500 руб. Таких денег у меня не было. А там, как потом выяснилось, были золотые монеты и времён Римской империи.

А вот дочь секретаря кадетского корпуса предлагала, вы не поверите, дореволюционный холодильник. Были в то время и стиральные машины. В одном из журналов я нашёл рекламу: «Покупайте порошок «Лессифф» для стиральных машин».

Так что, возможно, у кого-то из вас в подвале или на чердаке есть вроде бы ненужные старые вещи. Присмотритесь к ним внимательнее, может, они станут началом вашей будущей коллекции…

RSS
Поделиться